Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 67507

стрелкаА в попку лучше 10049 +8

стрелкаБисексуалы 2914

стрелкаВ первый раз 4180 +4

стрелкаВаши рассказы 3770 +6

стрелкаВосемнадцать лет 2362 +1

стрелкаГетеросексуалы 7981 +3

стрелкаГомосексуалы 2941 +2

стрелкаГруппа 11574 +7

стрелкаДрама 2106 +3

стрелкаЖена-шлюшка 1510 +3

стрелкаЗапредельное 1198 +1

стрелкаИзмена 9887 +7

стрелкаИнцест 9340 +4

стрелкаКлассика 186 +2

стрелкаКуннилингус 2202 +6

стрелкаЛесбиянки 4497 +1

стрелкаМастурбация 1616 +2

стрелкаМинет 11564 +7

стрелкаНаблюдатели 6753 +6

стрелкаНе порно 2174 +1

стрелкаОстальное 844 +1

стрелкаПеревод 4142 +2

стрелкаПереодевание 1034 +1

стрелкаПикап истории 455

стрелкаПо принуждению 9605 +2

стрелкаПодчинение 5820 +1

стрелкаПожилые 1241 +1

стрелкаПоэзия 1285 +3

стрелкаПушистики 121

стрелкаРассказы с фото 1306 +3

стрелкаРомантика 4488 +1

стрелкаСвингеры 2137 +2

стрелкаСекс туризм 379

стрелкаСексwife & Cuckold 1790 +7

стрелкаСлужебный роман 2142 +1

стрелкаСлучай 9030 +2

стрелкаСтранности 2612

стрелкаСтуденты 3134 +1

стрелкаТранссексуалы 1736 +1

стрелкаФантазии 2886 +2

стрелкаФантастика 1980 +3

стрелкаФемдом 812 +1

стрелкаФетиш 2984 +2

стрелкаФотопост 669

стрелкаЭкзекуция 2919 +2

стрелкаЭксклюзив 238

стрелкаЭротика 1569 +3

стрелкаЭротическая сказка 2279

стрелкаЮмористические 1354 +2

Мамин извращенный подарок на день рождения сыновей

Автор: ЗООСЕКС

Дата: 19 января 2023

Инцест, Группа, Запредельное, Рассказы с фото

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Ольга Ивановна почувствовала, что ее глаза закрываются, когда она устало тащилась по лестнице до самого третьего этажа. Она порылась в сумочке в поисках ключей и отперла дверь. Она положила сумочку и зевнула, оглядывая свою крошечную двухкомнатную квартиру. Было семь утра, и в маленьком душном доме царила тишина. Ольга Ивановна тихо подошла к своей маленькой спальне и сняла куртку. На ней была форма медсестры, и хотя она смертельно устала после ночной смены, она сказала себе, что должна принять душ перед сном.

Ольга Ивановна расстегнула заколку, которая слабо удерживала ее волосы, и распустила длинные черные волосы. Она вылезла из туфель, сняла светло-голубую рубашку и темно-синие брюки и взяла полотенца. На ней была белая нижняя рубашка, белые хлопковые трусики и босые ноги, когда она шла в ванную с полотенцами в руках. Она знала, что ее мальчики обычно просыпаются около семи тридцати, и была уверена, что не столкнется с ними по дороге в ванную, но даже если бы и столкнулась, она слишком устала, чтобы беспокоиться.

Зайдя в ванную, Ольга Ивановна закрыла дверь и повесила полотенца на вешалку. Она посмотрела на сломанный замок и сердито покачала головой. Он был сломан уже почти год назад, но его починить все не доходили руки, надо вызвать слесаря из жилконторы как-нибудь.

Ольга Ивановна встала перед зеркалом, посмотрела на мешки под глазами и устало улыбнулась, начав раздеваться. Она быстро сняла нижнюю рубашку, кремового цвета бюстгальтер и трусики и бросила их в корзину для грязного белья, прежде чем бросить посмотрела быстрым взглядом на свое обнаженное тело.

В свои сорок два года Ольга Ивановна имела тело, которым была относительно довольна. Ее рост составлял метр семьдесят, а вес семьдесят пять килограммов. У нее были длинные блестящие черные волосы, красивые глаза и пара грудей четвертого номера, которые почти не обвисали. Ее живот был не таким плоским, как ей хотелось бы, но она не могла на него пожаловаться. Когда Ольга Ивановна была моложе, она занималась танцами, и ее тело все еще имело фигуру танцовщицы, с тонкими ногами и маленькой упругой попкой.

Ольга Ивановна включила душ и присела на унитаз, ожидая, пока вода нагреется. Она опорожнила мочевой пузырь, прежде чем войти под теплую воду и закрыть глаза. Ольга Ивановна была матерью-одиночкой, жила со своими двумя сыновьями в дерьмовой квартире, которую едва могла себе позволить, в плохом районе. Ее муж ушел от них почти десять лет назад без видимых причин, и с тех пор она делала все возможное, чтобы обеспечить свою семью. Она подменяла всех, кого могла, но даже при этом у них едва хватало денег, чтобы прожить каждый месяц. Это было не то место, где она хотела быть в жизни, и слезы наполняли ее глаза при этой мысли.

Когда Ольга Ивановна плескалась в теплой воде, ее разбудил легкий стук в дверь. "Мама, можно мне в ванную в туалет?" - спросил ее сын с другой стороны двери.

"Да, хорошо милый заходи!", - ответила она и услышала, как дверь открылась и закрылась, когда ее сын вошел. Она различила очертания его фигуры сквозь непрозрачную занавеску душа, так же как и он мог различить ее, когда он занял свое место над унитазом, поднял сиденье, вытащил свой член и принялся спускать мочу, не забыв при этом встать спиной к душу. Хотя такое случалось не часто, нередко она и один из ее сыновей делили ванную комнату, пока она возвращалась или готовилась к работе, а они готовились к институту.

"Как работа мамочка?" - спросил ее сын.

"Все было хорошо, милый", - ответила она и выключила воду. "Не оборачивайся", - сказала она сыну, отодвигая занавеску и выходя. Ванная была очень маленькой, и она стояла почти спина к спине с сыном, когда он закончил писать и стряхивал последние капли со своего члена. Ольга Ивановна взяла полотенце поменьше и обернула его вокруг своих мокрых волос, стоя лицом к раковине и зеркалу. Она видела в зеркале зад сына и заметила, как он повернул голову, чтобы посмотреть на нее.

"Я уже могу повернуться?" спросил Коля и быстро отвернул голову.

"Секунду милый", - сказала Ольга Ивановна, схватив большое полотенце. Она обернула его вокруг своего тела, прикрыв его от груди до середины бедра. "Давай", - сказала Ольга Ивановна, и Коля повернулся, чтобы посмотреть на нее с расстояния всего в нескольких сантиметров.

"Мама, ты ложишься спать?" - спросил Коля, и она кивнула головой. Он схватил свою зубную щетку как раз в тот момент, когда его мать открыла дверь ванной и вышла в маленький коридор.

"Доброе утро, мама!", - сказал Толя, ее второй сын, выходя из комнаты, которую они с братом делили, в одних трусах.

"Доброе утро, милый!", - ответила мама с усталой улыбкой и подумала, что заметила, как взгляд сына на мгновение переместился на обнаженную верхнюю часть ее сисек, остальная часть которых была прикрыта полотенцем. Она ничего не подумала об этом и направилась в свою комнату, думая о том, как сильно она любит своих двух мальчиков её сыновей.

Коля и Толя были близнецами, точнее, однояйцевыми близнецами. Они оба были студентами, и, к ее радости и облегчению, им обоим удалось получить стипендии при поступлении в институт. Хотя они были однояйцевыми близнецами, они очень отличались друг от друга. Толя, старший из них на двенадцать минут, был самым спортивным. При росте метр девяносто он был лучшим футболистом в институтской команде. У него были мамины карие глаза и коротко подстриженные светло-каштановые волосы.

Его брат, Коля, был умным в учебе. Он был такого же телосложения, как и его брат, но не такой мускулистый. В отличие от брата, он отрастил волосы и носил коротко подстриженную бороду, что придавало ему общий вид молодого козленка. Он получил стипендию в институте, в основном благодаря отличному эссе, которое он написал при поступлении.

Ольга Ивановна закрыла за собой дверь своей комнаты, когда дом наполнился звуками мальчиков, готовящихся к институту. Она высушила волосы, сняла полотенце, надела ночную рубашку и забралась под одеяло. Она заснула, как только ее голова коснулась подушки.

В тот день, проснувшись, Ольга Ивановна убиралась в доме и думала, что сделать на предстоящий день рождения мальчиков. Ей было стыдно за то, что она не может позволить себе достойные подарки на день рождения ни одному из них, и она попыталась подсчитать, что она может себе позволить.

Она ушла на работу в вечернею смену до того, как сыновья вернулись из института, и всю смену переживала, что не может ничего им купить. Когда она вернулась домой около двух часов ночи, ее мальчики уже крепко спали.

Она быстро приняла душ, смывая с себя больничный запах. Выйдя из душа, она высушила волосы маленьким полотенцем, использовала полотенце побольше, чтобы вытереть остальное тело, затем повесила их оба и посмотрела на свое обнаженное отражение в зеркале, изучая его. Она провела правой рукой по своим сиськам, слегка сжав их, и продолжила движение вниз. Она продолжала смотреть на зеркало, скользя рукой по животу и проводя пальцами по темному кустарнику волосиков на лобке. Она редко подстригала волосы на лобке. С тех пор как ушел муж, ни один мужчина не побывал у нее между ног, и она не думала, что это произойдет в ближайшее время.

Продолжая смотреть в зеркало, Ольга Ивановна повернулась всем телом. Она приподнялась на носочки и выпятила зад, изучая его. Жаль, что у нее нет мужчины, который мог бы это увидеть, и положила руку на правую щеку попы, сжимая ее, к своему удовольствию. Она повернулась обратно, и как раз в тот момент, когда она скользнула рукой к своему волосатому лобку, ей в голову пришла мысль.

Ольга Ивановна раздвинула половые губы перед зеркалом, обнажив перед собой розовую внутреннюю часть, и вспомнила, что было раньше день назад. Она вспомнила, как ее сын повернулся и мельком взглянул на ее обнаженную грудь, а другой сын сразу после этого видел ее в таком виде уходящею в свою комнату. В то время ее усталый разум ничего не думал об этом, но сейчас она снова задумалась об этом, и нервное чувство заполнило ее желудок.

Она схватила в руки мокрые полотенца и позволила себе выйти из ванной голой. Мысли неслись в голове, пока она шла в комнату, и она чувствовала себя неловко, когда надевала трусики и ложилась в постель. На следующий день у ее мальчиков был день рождения, и как бы она ни устала, она не могла заснуть, в ее голове роилась новая идея. Может быть, она все-таки сможет сделать своим мальчикам подарок на день рождения?

На следующий день Ольга Ивановна проснулась в тихом доме. Ее сыновья уже были в институтах, а она взяла дополнительные смены в предыдущие дни, так что у нее был выходной, чтобы отпраздновать день рождения своих мальчиков. Она приготовила себе небольшой завтрак, а после тщательно занялась домашними делами. Сыновья сказали ей, что после института пойдут праздновать с друзьями, а дома будут позже.

Около шести часов Коля вошел в дверь с широкой улыбкой. Мать встретила его объятиями, поцеловала в каждую щеку и поздравила с днем рождения. Она отметила, каким большим стал ее сын, и когда через несколько минут после этого вошел его брат-близнец, с ним поступили так же.

Ольга велела мальчикам идти умываться и сказала, что скоро вернется. У нее голова шла кругом, пока она покупала продукты и торт, все еще не совсем понимая, что подарить на день рождения и что подумают об этом ее мальчики.

Когда она вернулась домой, ее сыновья уже накрыли на стол, и они сели на праздничный ужин. Она купила всякие салаты, гамбургеры, картофель фри и молочные коктейли в их любимом заведении, и они с удовольствием поели за маленьким обеденным столом. После этого Ольга Ивановна вынесла торт и поздравила мальчиков с днем рождения, поставив на него несколько старых свечей, чтобы они задули их.

"Спасибо, мама, все было замечательно", - сказал Толя своей матери, доев большой кусок торта и запив его молочным коктейлем.

"Да, мам, спасибо", - добавил Коля, доедая последние крошки со своей тарелки.

Ольга Ивановна посмотрела на двух своих мальчиков, уже совсем взрослых, и очень нервничала, когда произносила свои следующие слова. "Мальчики, почему бы вам не пересесть на диван. Я сейчас вернусь с вашим... подарком", - сказала она, сделав глоток шампанского, и покраснела.

"Мама, тебе действительно не нужно было этого делать", - сказал Коля своей маме любящим тоном. И он, и его брат знали, что у них нет свободных денег, и ни один из них не ожидал подарка на свой день рождения.

"Это ваш последний день рождения дома ребята!", - сказала Ольга Ивановна, немного заикаясь, - "Я должна была купить тебе какой-нибудь подарок", - сказала она, пытаясь скрыть, как она нервничает. "Я сейчас вернусь", - сказала она и пошла в свою комнату, а ее сыновья перебрались на диван.

Ольга Ивановна так нервничала, что у нее началась гипервентиляция, когда она вошла в свою комнату и закрыла за собой дверь. Она сделала несколько вдохов, чтобы успокоиться, затем сняла с себя одежду, оставшись полностью обнаженной. Она подобрала пару одинаковых черных кружевной бюстгалтер и трусики, которые не надевала уже целую вечность, и надела их. Они плотно облегали ее грудь и попу и заставили Ольгу Ивановну почувствовать себя супер сексуальной. Она стояла в своей комнате в нижнем белье, набираясь смелости, чтобы вернуться к своим сыновьям, прежде чем, наконец, открыть дверь комнаты и выйти.

Ольга Ивановна изо всех сил старалась выглядеть непринужденно, пока шла к сыновьям. Сыновья разговаривали между собой и поначалу не замечали ее. Когда они наконец повернулись к ней лицом, их глаза расширились.

"Мама, что ты делаешь?" шокировано спросил Толя. Несколько раз они видели мать в одних трусах по дороге в ванную или из нее, но это было нечто совершенно иное.

"Делаю вам подарок дети!", - сказала Ольга Ивановна, ее сердце колотилось в груди.

"Что... что ты имеешь в виду мамочка?" нервно произнес Коля.

"Надеюсь, я не слишком далеко зашла", - нервно начала она, - "но я уверена, что заметила, как вы оба в последнее время присматриваетесь ко мне", - сказала она. Ее сыновья посмотрели друг на друга, обменявшись виноватыми взглядами, и она поняла, что была права. "Я очень хотела подарить вам что-нибудь на день рождения, но мы не можем себе этого позволить, поэтому я решила, что буду вашим подарком", - сказала она, ее горло пересохло, когда она посмотрела на своих мальчиков. Она заметила, что в их штанах начинает образовываться выпуклость, когда они смотрели на нее, стоящую перед ними в одних трусиках и бюстгалтере черного цвета.

"Но мама, ты же знаешь, что у меня есть девушка", - дрожащим голосом сказал Толя. Они встречались всего около месяца, и это звучало так, будто он почти жалел о ней.

"Я не скажу ей, если ты не скажешь", - сказала Ольга Ивановна.

"Что ты ей скажешь?" Коля вспыхнул: "Ты действительно серьезно относишься к этому, мама? Что ты собиралась с нами делать?" продолжал спрашивать Коля. Он не верил, что его мать действительно делает это, и даже если это так, он не был уверен, как далеко она планирует зайти с ними.

"Я серьезно настроена мальчики!", - сказала Ольга Ивановна сыну, глядя ему в глаза, - "как я уже сказала, я - твой подарок на день рождения, я здесь для того, чтобы ты наслаждался мной, как захочешь! и сколько захочешь!", - сказала она, и ее сыновья замолчали, продолжая смотреть на нее потрясенными взглядами. "Как насчет того, чтобы начать с того, что вы снимете свои штаны?" сказала Ольга Ивановна.

Коля и Толя нервно посмотрели друг на друга, но ни один из них не заговорил. Их взгляды перемещались между собой и стоящей перед ними матерью, пока Коля не начал действовать первым. Он поднялся на ноги и отодвинул журнальный столик в сторону. Он посмотрел на мать, потом на брата, который все еще сидел, и начал расстегивать джинсы. Он расстегнул верхнюю пуговицу, потянул вниз молнию и спустил штаны до колен. Его член был твердым, создавая выпуклость в боксерах, и мать сделала еще один шаг к нему.

"Ты уверена в этом, мама?" спросил Коля и, увидев ее кивок, спустил боксеры до колен, обнажив свой очень твердый член перед глазами матери.

Ольга Ивановна посмотрела на средний член своего сына и с удивлением поняла, что возбуждается от него. Она посмотрела на своего мальчика, прежде чем встать на колени у его ног. Она обхватила рукой ствол члена сына и услышала, как он задыхается от ее прикосновения.

Ольга Ивановна была поражена тем, как сильно вырос ее сын. Последний раз она видела его член, когда он был лет пятнадцати. Теперь у него был член взрослого мужчины, темные лобковые волосы окружали основание и яйца. Она сделала несколько поглаживаний по члену сына, затем приблизила свой рот к нему и взяла его в рот.

"О боже, мама", - стонал Коля от удовольствия, когда мама погрузила его мужское достоинство в свой рот. Он закрыл глаза, не веря, что это происходит на самом деле, и застонал, когда мама взяла половину его члена в рот и стала сосать его.

Член Толи мгновенно стал твердым в его штанах, когда он увидел, как мама берет в рот член его брата рядом с ним. Ему нравилась его нынешняя девушка, и он не хотел ей изменять, а мысль о том, чтобы заняться сексом с матерью, беспокоила его, какой бы привлекательной она ему ни казалась. Но, глядя на то, как его брату делают ей минет, он не мог устоять.

Ольга Ивановна оторвала рот от члена сына и продолжала поглаживать его, когда заметила, что ее второй сын поднялся на ноги справа от нее. Он посмотрел на нее, выпуклость в его джинсах увеличилась, и он начал их расстегивать. Он расстегнул джинсы, посмотрел на нее и одним движением стянул брюки и трусы до самого низа.

Ольга Ивановна почувствовала, что ее трусики стали влажными, когда Толя представил ей свой член. Он был очень похож на член его брата по длине и обхвату, может быть, чуть короче, и она посмотрела на него, прежде чем обхватить его свободной рукой. Она была рада, что оба ее парней решили принять ее подарок на день рождения, но было странно держать твердые члены сыновей в каждой руке и поглаживать их. Она несколько раз подергала их стволы членов, затем переместила свой рот к Толе и лизнула головку его члена.

"О да мамочка !", - застонал Толя, когда она взяла его член глубже в рот. Он смотрел на нее, когда она начала двигать головой вверх и вниз, в то время как ее рука лежала на члене его брата, лаская его движение руки.

Ольга Ивановна сосала член Толе еще минуту, а затем отняла рот от его члена. Она взяла в руку твердые члены каждого из сыновей и подергала их, пока они стонали, глядя на удовольствие на их красивых лицах. Она продолжала в том же духе еще несколько минут, дроча их и переходя ртом от одного члена к другому, давая каждому несколько раз облизать и пососать, а затем меняя их.

Через несколько минут после того, как она отсосала своим мальчикам-близнецам, Коля первым прервался. Она интенсивно сосала его член, когда он начал стонать.

"О, мама, я сейчас кончу", - стонал он и смотрел на нее сверху вниз, пока она продолжала делать ему минет. "Я кончаю мамочка!!" - воскликнул он, когда его тело сгорело от удовольствия, и он начал выплескивать свою струю спермы ей в рот. Он кончал так сильно, что его тело содрогалось, и его мать едва могла сдерживать его сперму во рту. Когда он наконец закончил эякуляцию, Ольга Ивановна вытащила свой рот из его члена, подняла на него глаза и проглотила его сперму, пока он смотрел на нее с сильным удивлением в глазах.

"О боже!" воскликнул Толя, глядя, как его мать глотает сперму брата. Это было так горячо, что он не смог сдержаться и начал кончать, когда мама едва поглаживала его член. Ольга Ивановна быстро заметила это и снова принялась с энтузиазмом дрочить его член, когда он забрызгал ее своей спермой. Он застонал от удовольствия, когда кончил, первые две струи брызнули ей на лицо, а остальные забрызгали верхнюю часть ее груди и бюстгалтер.

"Прости, мама", - сказал Толя, смущенно глядя на свою покрытую спермой мать. Он снял совсем свою одежду и взял бумажные полотенца, которые протянул ей.

"Все в порядке, малыш", - сказала Ольга Ивановна сыну и вытерла его липкую сперму со своего лица и тела. Она поднялась на ноги и пошла на кухню, чтобы выбросить полотенца. Когда она вернулась, ее сыновья сидели на диване, оба в одних рубашках, а член Коли уже начал снова твердеть.

"Вы можете снять рубашки ребята", - сказала она сыновьям, и оба быстро сняли рубашки, даже не потрудившись встать. Теперь два ее мальчика сидели перед ней такие же голые, как и в тот день, когда они вышли из нее.

У Толи от природы была очень сильная мускулистая верхняя часть тела, с большими бицепсами, красивыми грудными мышцами и твердым прессом. Его брат, хотя и не такой атлетичный и мускулистый, как его брат, тоже имел хорошее телосложение, и, глядя на них обоих, сидящих здесь голыми, она очень возбудилась.

Ольга Ивановна заметила, что она все еще в бюстгалтере и трусиках, а ее мальчики смотрели на нее с вожделением в глазах. "Думаю, пришло время развернуть ваш подарок", - сказала Ольга Ивановна, пока они глазели на нее. После того, как они оба кончили, она чувствовала себя гораздо спокойнее и с нетерпением ждала, когда сыновья исследуют ее дырочки любви.

Она бросила на сыновей последний взгляд, а затем начала раздеваться. Сначала она завела руки за спину и расстегнула бюстгалтер, пока сыновья завороженно смотрели на нее. Она протянула руки через бретельки, удерживая чашечки над грудью, затем позволила бюстгалтеру упасть на пол, обнажив грудь перед детьми. Ее грудь была увенчана большими коричневыми ареолами, а соски среднего размера были твердыми и торчали. Она улыбнулась, заметив, что у мальчиков чуть ли не рты разинуты при виде ее голых сисек.

"Вам двоим было трудно отказаться от их сосания, когда вы были маленькими", - сказала она своим детям, лаская свои красивые натуральные груди.

"Да, я понимаю, почему", - сказал Толя, и его брат хихикнул рядом с ним, оба смотрели на сиськи матери. Ольга Ивановна заметила, что Толя тоже начал напрягаться, и улыбнулась про себя, переместив руки к своим трусикам. Она посмотрела вниз, засунула пальцы в пояс и медленно стянула их.

Ольга Ивановна чувствовала, как мальчики смотрят на ее киску, когда она открывала ее им. Ранее в тот день она подстригла свой куст между ног, оставив сексуальный тонкий треугольник лобковых волос там, где раньше был густой матовый куст волос. Она посмотрела на своих мальчиков, и оба их члена снова были твердыми, их глаза смотрели на манящий треугольник между ее ног.

"Кто хочет быть первым?" спросила Ольга Ивановна и сделала шаг к своим детям. Они оба молчали. "Вы хотите, чтобы я выбрала?" - спросила она, переводя взгляд с одного на другого, когда они оба погладили свои твердые члены и кивнули. "Хорошо, тогда я думаю, будет справедливо, если я начну с Толи", - сказала она и сделала последний шаг к ним. Она забралась на диван между сыновьями и переместилась так, чтобы оказаться над Толей. Она заметила, что его взгляд остановился на ее лобок, и начала тереть его, опускаясь на сына.

Толя перестал гладить свой член и просто поднес его к маме. Он не верил, что сейчас займется с ней сексом. Его член подергивался от предвкушения, когда ее половые губы приблизилось к нему, и он глубоко вздохнул, когда почувствовал, как его кончик столкнулся с ее нежной кожей половых губ.

Ольга Ивановна смотрела в глаза сына с расстояния всего в несколько сантиметров и надеялась, что не пожалеет об этом. Ее тело хотело этого так же сильно, как и его, и с их глазами, запертыми в напряженном взгляде, она насадилась на твердый член своего сына.

"О боже, мамочка!" Толя застонал, когда впервые в жизни проник в мамину половую щель, нарушив окончательное табу сына и матери. Она была удивительно тугой её киска, и Ольга Ивановна тоже застонала от сексуального удовольствия, так как впервые за почти десять лет в нее вошел твердый мужской член.

Ольга Ивановна не шевелилась, пока ее сын растягивал ее киску. Его член был очень похож на член его отца, и ей нравился его размер, когда он заполнял ее. Она подождала минуту, пока их тела приспособятся, а затем начала медленно скользить своей влажной дырочкой вверх и вниз по члену сына, пока она загипнотизировано наблюдала за ними.

Толя стонал, когда она медленно трахала его. Его мать положила руки ему на живот и поддерживала себя, пока она снова и снова принимала его в себя. Они смотрели друг на друга, затем Толя удивил ее, наклонившись и взяв в рот ее сосок на груди.

Ольга Ивановна стонала от удивления и восторга, когда ее сын сосал ее груди, как в детстве. Она скакала на своем мальчике, получая неземное удовольствие, пока не вспомнила, что ей нужно порадовать еще одного именинника. Она осторожно отстранила Толю от своих сисек и слезла с него, пока он разочарованно смотрел на нее. "Теперь очередь твоего брата", - сказала она и перешла от одного сына к другому.

Ольга Ивановна поставила ноги по обе стороны от Коли, сев на его колени лицом к нему. Она сделала один взмах по его члену и держала его, приподнявшись. Ее сын опустил глаза вниз, чтобы посмотреть на ее грудь, затем быстро вернулся к ее глазам. Они смотрели друг другу в глаза, пока она опускалась на его член. Глаза Коли расширились от удовольствия, когда головка его члена вошла в нее, и протяжный стон вырвался из его рта, когда она продолжила опускаться, принимая его твердый член полностью в свою тугую киску.

Когда Ольга Ивановна начала скакать на твердом члене Коли, Толя начал двигаться. Сначала она не понимала, что он делает, пока он не встал с дивана. Толя придвинулся ближе к матери, когда она подпрыгивала на члене брата, вставляя и вынимая его из своей смачной дырочки. Он предложил ей свой собственный член, и она с готовностью взяла его в рот.

Стоны Ольги Ивановны были заглушены членом сына в ее рту. Она чувствовала вкус своих женских соков на нем и слушала звуки стонов обоих своих сыновей, один с членом во рту, другой глубоко в ее тугой дырочке любви.

"Мам, мы можем поменяться если хочешь?" спросил Толя между стонами, на его лице было видно удовольствие, когда он вытащил свой член изо рта матери.

"Конечно, малыши давайте", - сказала она, задыхаясь, продолжая скакать на члене Коли, в то время как он откинул голову назад и стонал от сексуального блаженства. Толя сошел с дивана и смотрел, как его мать слезает с члена его брата.

Как только Ольга Ивановна встала на ноги, Толя схватил ее и развернул к себе. Он схватил ее сиськи и начал разминать их, наклонившись и взяв в рот ее сосок. Его мама стонала, когда он сильно сосал ее эрегированный сосок, а затем отпустил его и встал прямо. Он смотрел на нее с чистым вожделением, толкая ее на диван рядом с Колей. Затем Толя с вожделением посмотрел на киску своей мамы и положил руки на ее бедра, широко раздвинув их. Его член был тверже, чем он когда-либо помнил, и так как его тело горело от желания, он наклонился и вогнал свой член в райскую киску матери.

"О боже мой!", - простонала Ольга Ивановна, когда ее сын вошел в нее. Ее влагалище закричало от запретного удовольствия, когда ее сын сел на нее и застонал, когда он начал долбить ее киску быстрыми мощными ударами члена.

Коля тут же встал на колени на диване и стал смотреть на невероятно горячую картину того, как его брат-близнец трахает в дырочку любви их мать. Он поглаживал свой твердый член, двигая его в сторону визжащей матери. Как только она увидела его, она наклонилась к нему, схватила его член и начала сосать его, как шлюха в порно фильмах.

"О, мамочка....!", - простонал Толя, замедляя кровосмесительное совокупление со своей матерью, - "могу я...?" - начал спрашивать он, борясь с надвигающейся кульминацией.

"Да, малыш конечно милый!", - сказала Ольга Ивановна, вытаскивая член Коли изо рта и поворачиваясь лицом к Толе, - "Ты можешь кончить внутрь меня сынок не бойся!", - сказала она ему и вернулась к минету Коли. Она хотела, чтобы ее сыновья получили как можно больше удовольствия от этого, она купила противозачаточные таблетки и принимала их уже несколько дней. Через секунду Толя снова начал долбить ее киску своим членом, и его стоны становились все громче.

"Ой мамочка моя миленькая!, мамочка!" - простонал он и перешел на длинные мощные толчки, когда его охватил оргазм. Он закрыл глаза и задрожал, с каждым толчком проталкивая свой член в нее все глубже и глубже, когда он начал извергать свою сперму в мамину вагину. Он хрипел от удовольствия, которое накатывало на него, заставляя его извергать в маму порцию за порцией спермы, пока его яйца не опустели и он не вышел из нее.

"Это было потрясающе, детка!", - сказала Ольга Ивановна Анатолию, чувствуя его теплую сперму внутри себя. Она перестала сосать член Коли, отпустила его и передвинулась по дивану, пока не встала на четвереньки спиной к нему. "Теперь твоя очередь, милый, кончи в мамочку", - сказала она и отодвинула свою попку назад, пока она не коснулась твердого члена сына.

Коля тут же взял свой твердый член в одну руку, а другую положил на ее ручку. Он посмотрел вниз на ее потрясающую попку и провел рукой по маминой промежности. Она издала низкий стон, и Коля, медленно ввел свой член в ее теплое отверстие любви.

"Боже, мамочка, как ты такая тугая?" спросил Коля свою мать, проникая в ее узкую киску, пока его промежность не прижалась к ее заднице. Он переместил свободную руку на ее талию и схватил ее, прежде чем начать трахать свою мать, как возбужденная собака с бешенной скоростью. Он начал медленно, но вскоре ускорился и начал жестко трахать свою мать, вгоняя свой ствол в ее киску сзади.

"Да, Коленька, да, малыш мой!" говорила Ольга Ивановна, пока ее сын имел членом ее интимную дырочку любви. Он стонал и охал, когда трахал ее, шлепки их тел громким эхом разносились по комнате. После того, как сыновья неоднократно трахали ее, причем в последние несколько минут мальчики особенно сильно проникали в ее киску, Ольга Ивановна почувствовала приближение мощного оргазма в своём теле. "О да, малыш, не останавливайся давай мама это заслужила!", - просила она сына, молясь, чтобы он продержался дольше, поскольку сексуальный оргазм нарастал.

Коля мог сказать, что его мать вот-вот кончит, так как она стонала и мычала. Сам он был уже недалеко для кончины, но у него еще оставались силы. Он крепче прижался к ее нежной коже и отдал матери все, что у него было, вонзая свой член в ее киску так сильно, что было почти больно.

"О, господи ты зверь а не сын!" закричала Ольга Ивановна, когда сын безжалостно трахал ее до оргазма. Она начала визжать и закрыла глаза, выгнув спину, когда ее тело начало содрогаться от невероятного удовольствия. Она почувствовала, как ее киска забилась в конвульсиях, сжимая член сына, и он тоже начал дико стонать.

"Трахни маму, трахни, трахни!" - стонал ее сын, забыв свой замысловатый лексикон, когда начал кончать внутрь матери. Он изо всех сил старался продолжать трахать ее, вгоняя свой твердый член внутрь и наружу, в то время как он начал эякулировать внутри трепещущего влагалища матери. Они стонали и охали, как два диких зверя, доставляя друг другу невыносимое удовольствие, которое матери и сыновья не должны испытывать вместе, когда они достигли пика в унисон, их обнаженные тела слились в блаженном удовольствии. Они содрогались и тряслись, когда оргазм прорвался сквозь них, и Коля изверг свое кровосмесительное семя в мамину вагину. Он продолжал толкаться в нее членом, пока их оргазм угасал, несколько последних спазмов пробежали по Ольге Ивановне, пока Коля вводил уже опадающий член в киску мамы.

Коля вытащил свой член из матери. Ольга Ивановна повернулась, когда сын вышел из её, и села между обнаженными сыновьями.

Они сидели на диване в тишине, все трое были красные, потные и тяжело дышали. Толя и Коля сидели по обе стороны от мамы, принимая тот факт, что они только что занимались сексом и кончили в киску собственной матери. Ольга Ивановна положила руки на ноги сыновей и нежно потирала их, приходя в себя после мощного оргазма. Она немного раздвинула ноги и посмотрела вниз на свою только что смазанную спермой сыновей киску.

"Вот дерьмо. Дорогой, принеси мне бумажные полотенца", - попросила она Толю и подставила руку под свою киску, когда сперма ее сыновей начала вытекать из нее. Толя вернулся через несколько минут с большой пачкой в руках и отдал их матери, а сам сел рядом с ней. Она вытерла сперму, которая стекала на ее руку, и собрала остальную сперму, которая капала из ее киски. После того, как она вытерла почти всю сперму, она откинулась на спинку дивана.

Еще несколько минут они сидели, затаив дыхание. Ольга Ивановна была довольна тем, как все произошло, и мысленно пересматривала своё совокупление, которое она только что совершила со своими сыновьями. Она решила, что они закончили, и уже собиралась встать, когда Толя положил руку на ее лобок и начал нежно поглаживать его. Она посмотрела на член своего мальчика и не поверила своим глазам: он снова начал твердеть.

Ольга Ивановна пробежала глазами по обнаженному телу Анатолия, пока ее взгляд не встретился с его глазами. Он посмотрел на нее возбужденным взглядом, прежде чем заговорить. "Мам, мы можем повторить еще?" - спросил он, к ее удивлению, переместил большой палец руки на ее клитор, потирая его.

"Серьезно, снова мальчики?" спросила Ольга Ивановна у сыновей и недоверчиво рассмеялась, когда они охотно кивнули. После того, как у нее так долго не было секса, а ее сыновья по очереди трахали ее изо всех сил, ее киска была мокрой и нежной. Она не была уверена, что ее дырочка любви выдержит еще один удар, подобный тем, что она только что получила, но она не могла отказать сыновьям. "Хорошо, последний раз ребятки!", - сказала мама и наблюдала за тем, как молодой член полностью затвердел у одного из сыновей. Ольга Ивановна издала усталое ворчание, когда начала двигаться. Она повернулась лицом к сыну, забралась к нему на колени и взялась за его член. Она приподнялась над твердым членом, глядя сыну в глаза, а затем с тихим стоном закрыла их, насаживаясь на его стоячий член.

Ольга Ивановна положила руки на сильную грудь сына и издавала тихие стоны, покачивая бедрами на его члене. Даже несмотря на то, что ее киска была мокрой, твердый член сына внутри нее был приятен. Она продолжала нежно скакать на члене сына, когда он положил руки на ее сиськи. Он коротко погладил их, а затем приблизил свой рот и начал сосать ее соски, доставляя ей удовольствие.

Коля тоже напрягся, наблюдая за тем, как его мама и брат занимаются любовью в третий раз за эту ночь. Он поднялся на ноги и подошел к маме, разглядывая ее голую спину и потрясающую попку, когда она скакала на его брате.

Ольга Ивановна была слишком сосредоточена на удовольствии, которое ей доставлял Толя, и едва заметила, что Коля передвигается к ней, пока не почувствовала его руки на своей пояснице. Она продолжала стонать, когда он провел руками по ее спине и положил их на ее задницу. Он чувственно сжал ее упругие ягодицы, и она издала глубокий стон в ответ. Он еще немного поласкал ее сзади, а затем убрал руки. Она услышала, как Коля сплюнул позади нее, хотя она не была уверена, почему, и несколько мгновений спустя его руки оказались на ее талии.

"Коля, что ты делаешь?" в тревоге спросила Ольга Ивановна, когда ее сын обеими руками раздвинул ее задницу.

"Все в порядке, мама, просто расслабься", - сказал сын, прижимая кончик своего члена к маминому заднему отверстию. Она была влажной от его слюны, и он раздвинул ее попку шире, медленно вводя головку внутрь.

"Малыш, не надо, я никогда..." начала говорить Ольга Ивановна, а затем издала громкий стон, когда головка члена ее сына проникла в ее девственную попку. Ольга Ивановна никогда раньше не занималась анальным сексом, и ей и в голову не приходило, что ее сыновья захотят трахнуть ее в задницу. "Ах, хорошо как мальчик мой!", - воскликнула Ольга Ивановна от боли, - "только не спеши сынок пожалуйста!", - попросила она сына и начала делать глубокие вдохи, напрягаясь. Она перестала двигать своей киской на члене другого сына и просто осталась неподвижной, решив позволить сыну проникнуть в ее анус.

Коля застонал, медленно вводя свой ствол в заднею дырочку мамы. Он чувствовал, как она растягивается вокруг его члена, когда он проталкивался внутрь, и ее теснота была невероятной. Он медленно проталкивался, пока его мать стонала от боли и удовольствия, пока он не оказался глубоко в ее заднице. Несколько секунд он оставался неподвижным, давая маме привыкнуть к тому, что в ее задницу засунут незваный гость. Через несколько секунд мама вернулась к покачиванию своей киской на члене Анатолия, и Коля почувствовал, что это безопасно для мамы. Он медленно начал вводить и выводить свой член из задницы матери.

"Боже мой, Коля, ты трахаешь маму в задницу?" спросил Толя, когда вдруг почувствовал, как ее киска крепче обнимает его член.

"Да брат", - с наслаждением выдохнул Коля, продолжая секс в попу мамы.

"О, ты даешь", - сказал Толя, впечатленный и возбужденный действиями своего брата.

Ольга Ивановна поддалась сексуальным желаниям своих сыновей, когда они трахали ее одновременно в её дырочки. Один член ее сына был в ее киске, а другой трахал ее задницу, и ощущения были непередаваемыми. Сначала член в ее заднице был болезненным, но чем дольше сын проникал в ее задний проход, тем лучше она себя чувствовала и тем меньше было боли. Она дико стонала и охала, когда ее сыновья заполнили оба ее отверстия, с энтузиазмом погружая в них свои члены.

"Коля, ты не против, если мы поменяемся, и я немного трахну маму в задницу?" спросил Толя у своего брата, как будто мамы не было.

"Да, конечно брат давай!", - ответил Коля, с нетерпением ожидая вогнать свой член в мамину попку. Он вытащил свой ствол из ее задницы и помог ей слезть с члена брата. Ольга Ивановна встала над Толей и повернулась лицом к Коле. Коля положил руки ей на бедра, а Толя - на талию, и они медленно помогли ей опуститься, ведя ее, пока она не почувствовала, что член Толи касается ее задницы. Она закрыла глаза и тяжело вздохнула, опускаясь на член своего сына, а затем издала громкий стон, насаживаясь своей задницей на его жесткий ствол члена.

"О боже, как туго мамочка!", - стонал Толя, когда его член глубоко вошел в мамин анус. Она издала глубокий стон, отчасти от удовольствия, отчасти от боли, затем выпрямилась, ожидая, когда другой сын проникнет в ее второе отверстие любви.

Ольга Ивановна посмотрела на сына, который лишил ее анальной девственности всего несколько минут назад. Его член был твердым, и он смотрел вниз на ее киску, приближая свой член к ней. Он раздвинул ее ноги шире, член брата торчал из ее задницы, и прижал свой член к ее половым губам. "Я люблю тебя, мамочка!", - прошептал он, глядя на нее сверху, а затем ввел свое мужское достоинство в ее влажную киску, мама в ответ застонала.

"Боже мой ребятки!", - стонала Ольга Ивановна, когда оба ее мальчика дважды проникли в нее, - "Не могу поверить, что оба моих мальчика трахают меня одновременно", - сказала она дрожащим голосом и закрыла глаза, пока они вгоняли свои члены в ее задницу и киску. Ощущения были невероятными, и ее удовольствие достигало новых высот, когда они растягивали ее. Коля схватил ее груди, немного поиграл с ее сосками, а затем скользнул вниз по ее телу и начал тереть ее клитор. Это стало последней каплей для Ольги Ивановны, и она просто взорвалась.

"О, черт возьми ребятки!!" - закричала она высоким голосом и начала хныкать и визжать в момент кульминации получения мощнейшего оргазма. Ее киска начала биться в конвульсиях, и вскоре после этого все ее тело начало дрожать. Ольга Ивановна кричала от невыносимого удовольствия, ее тело содрогалось от интенсивного полового акта с сыновьями В ее глазах стояли слезы, а волны мучительного удовольствия пробегали через нее, пока ее сыновья продолжали трахать ее. Это был самый сильный оргазм, который она когда-либо испытывала, и ей казалось, что он никогда не закончится, так как члены в ее киске и попке продолжали долбить ее, продлевая оргазм до такой длины, о которой она даже не подозревала. Она больше не контролировала свое тело, ее тело билось в спазмах, а голос срывался, пока сильные ощущения оргазма, наконец, не угасли и не оставили ее.

"Мамочка милая!", - стонал Толя, когда оргазм его матери наконец закончился. Она была такой горячей, а ее задница такой тугой, что он больше не мог сдерживаться. Толя застонал, когда начал кончать в задницу матери потоками горячей спермы. Она была такой тугой, и он чувствовал, как его брат трахает ее в киску, а он продолжал стонать, наполняя мамину дырку последней порцией своей спермы. Когда он кончил, он был слишком уставшим, чтобы двигаться, он просто держал свой размякший член в заднице матери и держал ее слегка дрожащее тело руками, пока его брат продолжал трахать ее киску.

Коля перестал вводить член в киску матери и просто сосредоточился на медленном движения члена после сильного оргазма. Он слышал, как его брат тоже кончает, и продолжал погружать свой член в мать в ожидании сексуального взрыва. Его мать была измучена, ее тело вспотело, волосы растрепались, и она смотрела на него ошалевшими глазами. Ее красивые груди вызывающе подпрыгивали, и Коля усилил свои толчки в мать, приближаясь к своему оргазму. Он смотрел вниз на киску матери, наблюдая, как его член исчезает за ее покрытым волосами бугорком, когда наслаждение приближалось к своему пику.

"Ой мамочка моя!, да, о, мамочка, о, боже мой!" простонал Николай, а затем закрыл глаза и начал дрожать, вжимаясь в свою прекрасную мать. Он вгонял в нее свой член, взрываясь от удовольствия, когда его тело содрогалось. Он трахал ее до тех пор, пока его яйца не опустели, и он едва мог двигаться. Затем он вышел из нее и в изнеможении рухнул на диван. Вскоре после этого мама слезла с Толи, его вялый член вышел из ее задницы, и села между сыновьями.

Ольга Ивановна положила голову на плечо Николаю, а ее ноги лежали на коленях Анатолия. Сперма ее сыновей вытекали из ее попки и киски на подушки дивана, но она была слишком уставшей, чтобы заботиться об этом. Они все были истощены от бурного секса, и их глаза медленно закрывались. Не успели они опомниться, как все уже спали.

Это был первый и единственный раз, когда Ольга Ивановна занималась сексом со своими сыновьями. У нее было искушение сделать это снова, и в нескольких отчаянных случаях она просила одного из сыновей поласкать ее киску, вознаграждая его минетом в ответ, но на этом все и заканчивалось, а когда они закончили институты и это закончилось для неё.

Через несколько месяцев после того, как ее мальчики уехали из дома по распределению в другие города нашей страны, Ольга Ивановна познакомилась с врачом Сергеем и начала с ним встречаться. Он был моложе ее лет на десять и мог удовлетворить все ее сексуальные потребности в полном объёме.

По сей день Ольга Ивановна, Коля и Толя возбуждаются при воспоминании о той ночи. Это был лучший подарок на день рождения сыновьям от матери, который они когда-либо получали....


15323   70 40407  79   20 Рейтинг +9.52 [29]

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 276

Бронза
276
Последние оценки: Assaa62 10 Honk 10 Login_1 10 king88 10 lastik99 8 Lepsya41a 10 cox 10 fyttyu 10 hrustal 10 Aleksandr 9 Каспер 8 Voin 10 bozz11 10 Aleks888 10 andrella 6 pulkins 8 Vintage tricotage 10
Комментарии 6
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора ЗООСЕКС